+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Как писать письма находиящимся в сизо л дям

Следственный изолятор — не только место содержания обвиняемого в совершении преступления, но и эффективный способ психологического давления на него. Конечно, официально ни о каких средствах воздействия на человека с целью поспособствовать расследованию дела не заявляется и законом это запрещено. Но на практике, сам порядок содержания в СИЗО, в практически полной изоляции от внешнего мира, очень тяжело переноситься заключёнными. Тем более, что они проводят долгое время в ожидании суда и не знают, что их ждёт в дальнейшем. Одним из немногих способов связи с внешним миром для арестанта в следственном изоляторе является переписка с родными и друзьями. Это основной способ поддержать человека психологически.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Письмо полковнику Шендакову в СИЗО

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Письмо заключенному

Их пишут из СИЗО, из тюремной больницы, понимая, что могут убить, или сводя счеты с жизнью. Без разницы, кто ты — либерал, предприниматель, юрист, аудитор или безработная выпускница ПТУ, торговавшая наркотой. Не имеющая ничего человеческого тюремная и правоохранительная система уравнивает всех.

И убивает одинаково. И одинаково заметает следы. Но после людей часто остаются письма — последние свидетельства. Письма из тюрьмы, отправленные родным и близким либо официально, либо — записки, переданные через адвоката, либо просто предсмертные строчки на клочках бумаги, приобщенные потом к уголовному делу…. Их писали очень разные люди. И смерть застала их в разных местах. Кто-то находился в тюрьме или тюремной больнице, кто-то под подпиской о невыезде, другой в колонии, четвертый только прибыл с этапа.

Кто-то пишет, не зная, что его завтра, через неделю, месяц не станет. Другие понимают, что умирают. Третьи догадываются, что их могут убить, и посылают сигналы SOS. Четвертые сводят счеты с жизнью. Сергей Магнитский, аудитор, юрист, 37 лет — гг.

Во всем мире он известен как человек, вскрывший крупнейшую коррупционную аферу по выводу налоговиками и силовиками из российского бюджета млн долларов и погибший затем в московской тюрьме. В письмах адвокатам и многочисленных ходатайствах Магнитский подробно описывал происходящее с ним. Но оперативного вмешательства и должного лечения не было. Вскоре боли стали непереносимыми. Но в плановом медицинском обследовании ему отказывали.

Магнитский неоднократно писал жалобы по этому поводу: только с июля по сентябрь года жалоб было пятьдесят три. Большинство проигнорированы.

Более того, чем больше было жалоб, тем еще более невыносимыми становились условия его содержания. Известно лишь, что адекватной медицинской помощи в тот день ему снова не оказали, зато к загибающемуся от боли человеку вызвали вооруженный дубинками усиленный конвой из 8 человек.

Они и находились с Магнитским до самой его смерти, врачи отсутствовали, а бригаду скорой помощи так долго не пускали в СИЗО, что в итоге прибывшим врачам осталось лишь констатировать смерть.

Родным, в свидании с которыми Сергею отказывали, остались на память от него шесть толстых тетрадей. Их он исписал за почти годовое пребывание в изоляторах. Мы публикуем выдержки из четырех писем, которые Магнитский отправлял жене и матери в последние месяцы своей жизни.

Предыдущее письмо с двумя рисунками, которые рисовал Никита младший сын. Посылку я не получил. Наверное, она затеряется. Переезжать с места на место, действительно, тяжело. Во время переезда теряется много вещей, в основном продукты, которые с собой не потянешь. Когда меня сюда переводили, меня целый день держали без пищи и питьевой воды, кроме того, я плохо себя чувствовал в тот день, но сейчас мое самочувствие нормальное.

Тут на новом месте очень странные порядки. Магазин есть, но получить из него можно только за счет денег, которые есть на счете. Дима адвокат Дмитрий Харитонов. Вообще тут многое тянется очень долго. Со мной в камере сидит человек, который неделю назад сделал заказ в магазине, но ему до сих пор ничего не принесли.

Я смотрю, как он мучается без сигарет, и от этого самому хочется курить, наверное, на солидарности. Еда здесь чуть получше, чем на старом месте, но многие блюда все равно или не берутся, или направляются прямо в унитаз, впрочем, кое-что из того, что здесь дают, есть можно, хотя сомневаюсь, что такое удалось бы продавать в каком-либо предприятии общественного питания.

Вчера, наконец, принесли холодильник и телевизор. Теперь, думаю, не нужно будет приносить передачи так часто, а можно раз в две недели приносить больше. Зато здесь хорошая библиотека. Приносили каталог, я нашел более ста книг, которые интересно было бы прочесть.

Я переживаю за Стаса старший сын. Если он каждый вечер гоняет на велосипеде, остается ли у него время на подготовку к экзаменам? Передай ему, что меня огорчит, если он не сможет успешно их сдать, впрочем, я ему недавно об этом писал.

Передавай всем привет, я по всем очень соскучился, жду, когда мы сможем все вместе встретиться. А они ведь живут в том же самом государстве и рискуют тем, что рано или поздно их самих или их родственников будут преследовать теми же самыми несправедливыми способами, которыми пользуются они.

Тут сидит один бывший высокопоставленный начальник, который еще недавно продлевал сроки содержания под стражей тем, кто теперь сидит рядом с ним. Теперь готовится стать правозащитником, только, наверное, не скоро ему это удастся. Давно тебе не писал, но в последние несколько недель мы несколько раз виделись в суде, поэтому это, надеюсь, несколько компенсировало недостаток общения по переписке.

Как ты знаешь, меня в прошлую среду перевели в больницу Бутырской тюрьмы. Тем не менее в камере есть телевизор, и днем есть горячая водопроводная вода. Правда, окно выходит, по существу, на чердак, так что солнечный свет в него не попадает , и чтобы узнать, темное или светлое время суток, надо подойти к окну и посмотреть.

На прогулки тут тоже не выводят. Говорят, что надо, чтобы врач разрешил, но врача за пять дней я видел только один раз, медсестры, правда, приходят, если их позвать, кроме того, мне каждый день делают укол но-шпы. Мое самочувствие в последнее время удовлетворительное. Врач, с которым я беседовал в четверг, сказала, боли в области сердца, которые у меня были на позапрошлой неделе, — это скорее всего не сердечные боли, а вызванные межреберной невралгией, потому что они не сопровождались затруднением дыхания и облегчались, если я поднимал руку.

Врач дала мне корвалол, чтобы я его выпил, если боли повторятся, но их больше у меня не было, так что корвалол я не пил. Два дня подряд болела голова, но сейчас прошла. Поджелудочная железа тоже особо не беспокоит, видимо, панзинорм помогает.

Не знаю, что это за такие проблемы. Мне продолжают приносить газеты, правда, в последнее время что-то некогда было читать, так что у меня сейчас лежит еще пачка непрочитанных газет, но поскольку, как я понял, в больницу не приносят книги из библиотеки, пусть лежат, рано или поздно прочитаю.

Кроме того, тут еще телевизор, так что, наверное, будет, чем занять время. Сейчас, когда пишу это письмо, по телевизору показывают сюжет о похоронах Япончика — Вячеслава Иванькова. Все умерли, но не так величественно, как умирали герои трагедии Эсхила, Еврипида, Софокла. Лишь смерти Отелло и Дездемоны меня взволновали, все остальные герои умерли или из-за денег, или как-то тихо, как Офелия, или слишком обыденно, как Гамлет. Так или иначе, удовольствие от чтения этой книги я получил, и, наверное, мне следовало прочесть ее раньше.

Надеюсь, у вас дома все хорошо. Передавай от меня всем приветы. Напиши, как учатся Стас и Никита сыновья. Как дела на работе у Коли, работает ли его Наташа родственники. Не болеете ли вы, хватает ли вам денег на расходы? За меня сильно не переживайте. Как я уже написал, состояние здоровья у меня удовлетворительное. Психологическому своему состоянию я сам иногда удивляюсь: кажется, мне все нипочем, только соскучился по всем вам и по дому.

В акте о смерти было записано, что Магнитский умер от токсического шока и острой сердечной недостаточности. Владимир Полютов, 60 лет, чиновник — гг. Место смерти: дома в Москве. По версии следствия, чиновники незаконно подписали распоряжение о приватизации имущественного комплекса, чем нанесли государству ущерб на сумму, превышающую 2,5 млрд рублей.

На следующий день после вердикта прокурор запросила подсудимым Полютову и Найденовой, которые находились под подпиской о невыезде, 6 и 5 лет заключения соответственно. Подсудимые ни на следствии, ни на суде свою вину не признали и требовали проведения независимых финансовых экспертиз. Полютов еще до вердикта писал жалобу на имя главы Мосгорсуда Ольги Егоровой, обращая внимание, что трое присяжных прямо в судебном заседании открыто выражают поддержку государственному обвинителю и допускают неодобрительные высказывания в адрес защиты.

Ему никто не ответил. Утром 5 декабря года, в день, когда Мосгорсуд должен был огласить приговор, Владимир Полютов достал хранившееся у него дома охотничье ружье и закрылся в ванной.

Перед этим он написал письмо жене и сыну. Моя совесть перед ним государством чиста и перед Богом. Я не самоубийца, я не бегу от позора, настигшего меня, за мной позора нет, все, кто жил и работал рядом со мной, это знают и подтвердят!

Ни перед кем и ни перед чем я не виноват, присяжные, которые не поняли сути дела и позволили себя обмануть, это их вина и ответственность перед Богом. До 40 лет. Место смерти: тюремная больница им. Гааза в Санкт-Петербурге. Судьбы женщин были схожи: у всех ВИЧ и рак в последней стадии. Осуждены были за незаконное приобретение и хранение наркотиков. Все три на протяжении многих месяцев после определения диагноза так и не получили необходимое лечение — ни химию, ни лучевую терапию.

Женщины испытывали мучительные боли, кровотечения, не могли ходить. Кроме обезболивающих и кровоостанавливающих лекарств, врачи тюремной больницы им.

ФСИН-ПИСЬМО: как написать электронное письмо лицу, находящемуся под стражей

Их пишут из СИЗО, из тюремной больницы, понимая, что могут убить, или сводя счеты с жизнью. Без разницы, кто ты — либерал, предприниматель, юрист, аудитор или безработная выпускница ПТУ, торговавшая наркотой. Не имеющая ничего человеческого тюремная и правоохранительная система уравнивает всех.

Виджет Яндекс. Все права защищены.

Их мужчины — тысячное население колоний и изоляторов. Заключение подразумевает радикальный обрыв коммуникаций — запрещены мобильные телефоны и интернет. Единственный легальный способ общения с родней — это бумажная переписка. С года ситуацию улучшил новый сервис ФСИН , который позволяет за деньги оперативно высылать письма через сайт. Антифашист вышел под подписку, когда дело начало откровенно разваливаться в суде.

Последние письма

.

Как писать письма в тюрьмы

.

.

.

.

.

.

Их пишут из СИЗО, из тюремной больницы, понимая, что могут убить, или Но после людей часто остаются письма — последние свидетельства. быт для заключенного, находящегося в исправительной колонии.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Святополк

    Согласен, сразу проверил статьи как только узнал про это, И тот Бокапор что неправильно указал статью привлечения к ответственности справедливо Отменили Будьте Бдительны: Вместе СИЛА!